Саратовская региональная творческая композиторская организация
+7 (8452) 27-85-10 Председатель Правления, референт

О проблемах Союза композиторов России (1)

 

Точка невозврата. Куда пикирует Союз композиторов России

 

Мы катимся в болото", "СК идет ко дну..." - таковы типичные оценки творческих людей о деятельности некогда самого элитарного объединения - Союза Композиторов России, прозвучавшие на внеочередной конференции, которая прошла в Москве 23 марта."Союз композиторов!" – когда-то это звучало масштабно и величественно. Легендарные личности во главе – Дмитрий Шостакович, Георгий Свиридов, Родион Щедрин – влияли всю на мировую музыкальную культуру. Но, как говорил поэт, «пришли иные времена – взошли иные имена». Хватило 25 лет для того, чтобы от былого величия Союза композиторов не осталось и следа. "Союз композиторов!" – когда-то это звучало масштабно и величественно. Легендарные личности во главе – Дмитрий Шостакович, Георгий Свиридов, Родион Щедрин – влияли всю на мировую музыкальную культуру. Но, как говорил поэт, «пришли иные времена – взошли иные имена». Хватило 25 лет для того, чтобы от былого величия Союза композиторов не осталось и следа.

23 марта 2017 года в Москве прошла внеочередная конференция Российского музыкального союза, которая вряд ли бы заинтересовала широкую общественность, если бы не скандальное выступление некоторых членов СК.

«Нам досталось тяжелое наследство, так что мы переживаем трудные времена. Быстро поставить на рельсы упавший поезд невозможно. Мы катимся вниз, идем ко дну. И хотя творческая жизнь в регионах продолжается и порой даже кипит, Союз композиторов России в целом переживает глубокий кризис. Накопилось более 7 миллионов рублей долгов, речь идет об аресте счетов организации. Мы не уверены, что можем справиться со всеми проблемами самостоятельно, поэтому решили обратиться за помощью и поддержкой», - заметил председатель Союза композиторов России Рашид Калимуллин.

Ответ Максима Дмитриева, члена Правления РМС и генерального директора Российского авторского общества, возможно, многих удивил: «До того момента, как будет наведен порядок в организации с точки зрения действия экономического и административного характера, я не могу рекомендовать совету РАО помогать тому менеджменту, который сейчас есть».

Напомнил о своей позиции и Александр Соколов, член Совета РМС, член Авторского совета Российского авторского общества, профессор и ректор Московской консерватории: «Моё мнение уже прозвучало на том этапе, на котором, собственно, решалась судьба Союза. На самом деле была полоса смутного времени, но что случилось – то случилось… Какие-то волевые решения, на мой взгляд, неизбежны, потому что статус кво – это не та ситуация, которая разрешится сама собой».

Что же произошло в легендарном Союзе композиторов, что его сравнивают с упавшим поездом, болотом, и все время подчеркивают, что ситуация трагична и даже помогать пока сложно? Когда организация прошла точку невозврата, после которой Союз стал напоминать сбитого летчика? 26 лет назад руководителем Союза композиторов России стал Владислав Игоревич Казенин. Тогда, в 1992 году при разделе собственности Союза композиторов СССР его правопреемнику – уже Союзу композиторов России – досталось большое наследство. Например, Всесоюзное издательство «Советский композитор», за которым числилось четыре объекта недвижимости в центре Москвы: 1) здание самого издательства на Садовой-Триумфальной, д.12/14; 2) здание двухэтажного магазина «Мир музыки» на Садовой Триумфальной, 16; 3) здание цеха нотонабора в Оружейном переулке, 5/9; 4) производственно-складские помещения на Ионинской улице. А еще – дома творчества «Руза», «Сортавала», «Иваново», дом Музфонда на улице Чаянова. Постепенно это богатое наследство стало таять, как говорится, на глазах у изумленной публики.Недвижимость попросту уходила с молотка. На закономерный вопрос композиторов, зачем Казенин и его заместитель Клигерман, едва получив право подписи под документами СК, стали в спешном порядке распродавать имущество, тогда как его можно было сдавать в аренду и тем самым обеспечить в Союз постоянный приток капиталов, которых ему так не хватает, – услышали лишь праведный гнев руководителей. Дескать, не сомневайтесь – все делаем "на благо общества".Видимо, для того же блага уцелевшие помещения в центре Москвы сдавались в аренду… всего лишь за оплату коммунальных услуг.

В 2004 году Клигерман скончался от инфаркта, и на сцене появился новый герой – его племянник Игорь Рингер.Игорь Моисеевич Рингер до нового назначения совмещал две должности: работал в гараже Союза композиторов и руководил ООО «Автофонд». А потом была стремительная и головокружительная карьера – от автомеханика до заместителя председателя Союза композиторов России по финансовым и хозяйственным вопросам.Рингер был посвящён в совместные дела покойного дяди, и вполне закономерно, что основные интересы гаражного работника находились, как водится, в области коммерции. С этого момента началась новая глава в истории Союза композиторов. Надо отметить, что Игорь Рингер сумел превзойти своего дядю: он решил любыми путями возвращать ранее проданные помещения Союза композиторов.За эти годы стоимость недвижимости в Москве неоднократно увеличилась. Вернув ее, можно было неплохо заработать при повторной продаже. Игорь Рингер завалил суды столицы различными исками, предпринял несколько попыток силовых захватов с помощью ЧОПов. Ситуацию усложняло то, что у проданной недвижимости несколько раз сменились хозяева. Но Рингер придумал просто-напросто заявил в суде, что все подписи под документами о продаже поддельные, а руководство и не подозревало, что Союз композиторов России лишился дорогой собственности.Особым предметом интереса стали две тысячи квадратных метров на Садовой-Триумфальной – помещение, принадлежавшее Издательскому дому «Композитор». Рингер и Казенин стали заявителями в уголовном деле против директора этого издательства.

В 2014 году Владислав Казенин умер. Игорь Моисеевич поспешил воспользоваться этой ситуацией. Вместо того, чтобы озаботиться скорейшим проведением внеочередного съезда Союза и избранием нового председателя, И. Рингер всячески оттягивал «общий сбор» творческой организации и практически единолично руководил Союзом... по доверенности, когда-то подписанной В. Казениным.Фактически произошёл захват власти И. Рингером – заместителем Казенина по финансово-хозяйственной части и бывшим завгаром Музфонда, не имеющим даже начального музыкального образования. Рингер создал так называемую «рабочую группу» по подготовке съезда. Секретариат оказался выведенным из сферы действий по подготовке съезда.

В 2015 году Союз композиторов возглавил Рашид Калимуллин. Но Игоря Моисеевича Рингера смена руководства не смутила. Сегодня активно распродаются те небольшие площади, которые еще числятся за Союзом. Например, от анонимных источников стало известно, что земельный участок в Подмосковье, на котором расположен Дом творчества «Руза», продается. Причем - кусками. Однако несмотря на «коммерческие» успехи зампредседателя Рингера, у самого Союза образовался долг по неуплате налогов на сумму более 7 млн рублей. Композиторская организация оказалась на грани банкротства.

Один за другим из руководящих органов Союза уходят известные композиторы, такие как народный артист РСФСР Ширвани Рамазанович Чалаев. «Пришел новый состав, со своими долго сдерживаемыми амбициями, и такие уже постаревшие композиторы, как я, стали попросту мешать. Куда-то ездили, за город, проводили какие-то совещания, никого туда из прежнего состава не звали. Все это странно. Руководство Союза само по себе, композиторы давно сами по себе.- сокрушается Чапаев.- Московский союз полностью ушел из состава, а разве Союз композиторов может существовать без московских композиторов? И потом стали какие-то помещения сдавать в аренду, никому не говорить, сколько получают за аренду – все это стало сплошной коммерцией. Никакого творчества. Одни купли-продажи».

Председатель Ростовского союза композиторов, доктор искусствоведения, профессор Анатолий Моисеевич Цукер, который долгие годы – до последнего съезда – входил в Секретариат Союза композиторов России, так прокомментировал ситуацию: «Формировал секретариат новый председатель. И он счел нужным сформировать его именно в таком составе. Почему он решил поступить таким образом, мне сказать довольно трудно. Хотя Ростовская организация — одна из самых крупных на периферии. Но подобные "реформы" коснулись не только меня. В новый Секретариат не вошли профессор Борис Гецелев, который много лет руководит организацией в Нижнем Новгороде, и еще целый ряд значительных, на мой взгляд, фигур».

В 2015 году, перед съездом, Анатолий Цукер написал открытое письмо, в котором выражал негодование по поводу того, что Московский и Санкт-Петербургский союзы исключены из Союза композиторов России: «Эти союзы ведь не подавали заявление, что они выходят из российского союза. Как бы ни складывались отношения между организациями, сами композиторы никаких шагов в этом плане не делали. Никто из них не подал заявление, что он выходит из состава. И потом, по уставу, решение о выходе принимается только высшим органом Союза композиторов. Никаких решений по этому поводу не было. Сейчас это, по сути, уже не Союз композиторов России, а Союз композиторов регионов».

Члены Союза композиторов обратились в Генеральную прокуратуру с просьбой разобраться в ситуации. Но пока получили лишь отписку.Странно сложилась ситуация с издательством «Композитор», одним из учредителей которого является Союз композиторов России. После смерти директора издательства (и одного из четырех учредителей) Бориса Петровича Юргенсона, прямые наследники не могут вступить в свои права. Вот как прокомментировала ситуацию Анастасия Юргенсон, дочь Бориса Петровича: «На мои вопросы, а что дальше мы должны делать, ведь мне принадлежит четвертая часть, – я не получила никакого ответа. Понимаете, я унаследовала четвертую долю издательства и до сих пор не могу понять, что же мне принадлежит, потому что никто не выходит на связь, и я не имею доступа ни к информации, ни к документам. Я знаю, что это издательство теперь существует под другим руководством, с другими учредительными документами и – с прежним названием. Генеральный директор там – бывший бухгалтер прежнего издательства. Работников всех разогнали окончательно. При этом продаются книги, которые принадлежали прежнему издательству, которые издавал еще Борис Петрович. Как это возможно, если не собирались ни совет директоров, ни попечительский совет, не избирали нового директора?! При этом некое издательство существует, прикидываясь прежним, и мало кто знает, что это совсем другая компания. По поводу Союза композиторов могу сказать, что надо собрать уцелевший состав и Союза, и издательства. Мы полное право имеем устроить это собрание".

Получается, что организация, которая в советское время не просто защищала права композиторов, но и обеспечивала жильем, издавала ноты, предоставляла медицинское обслуживание, пионерские лагеря для детей, организовывала фестивали и концерты, вела пропаганду отечественной музыки как в России, так и за рубежом, сегодня привлекает внимание широкой общественности лишь сомнительными «достижениями» своего «руководства». Неужели из-за «коммерческой» деятельности одного человека, практически узурпировавшего власть, должен страдать престиж всей творческой организации и каждого ее члена?!- спрашивают композиторы. Даже то, что композитор сегодня – абсолютно бесправное существо, с профессией, не закрепленной законодательно, – это тоже результат "трудов" нынешнего менеджмента Союза композиторов России. Ведь кто, если не руководители Союза, должны громче всех требовать соблюдения интересов участников композиторского сообщества, признания их прав?!

Неэффективный менеджмент сводит на нет все усилия творческого руководства Союза, фактически «топит» организацию, не оставляя никакого шанса ни на сохранение имущества организации, ни на возможность реализации новых перспективных проектов, ни даже на поддержку извне, которая, естественно, может осуществляться только в условиях доверия и безопасности, при полной уверенности, что все участники процесса смотрят в одну сторону и стремятся к единой цели. Складывается ощущение, что организация достигла своего дна. Вопрос в том, останется там навсегда или оттолкнется наверх? (автор - Виктор ЛЕВИН)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

28.03.2017